12.7 C
Москва
Среда, 14 апреля, 2021

Вдова британского лорда описала подоплеку скандала с Гарри и Меган

«Пора открыть школу принцесс!»

Не утихают страсти по поводу скандального интервью принца Гарри и Меган Маркл Опре Уинфри. Даже те, кто симпатизировал паре, видят в их откровениях проявление лицемерия. Как говорится, уходя – уходи! Кто-то считает эту историю хайпом, который поднимет потускневший имидж Виндзоров. Мы обратились за разъяснениями к известной журналистке, блогеру Маше Слоним, которая много лет живет в Англии, вошла в семью лорда и хорошо знает местные аристократические традиции.  

Фото: facebook.com/maria.phillimore.1

— Ты вышла замуж за настоящего английского лорда. Как тебя приняли в семье?

— Очень хорошо. Мой муж был бунтарем, наверное, посильнее Гарри. Мой лорд тоже не очень хорошо вписывался в аристократическую среду. Он отдал свой дом своей маме, уехал в Париж, где женился на аргентинской танцовщице, которую встретил в клубе «Белая лошадь». Поэтому, когда появилась я, семья вздохнула с облегчением.

— Приходилось ли выполнять какие-то функции?  

— Пока в фамильном доме жила Энн, мама мужа, функции выполняла она. К примеру, у нас было поле для игры в крикет и своя команда, которая, как и поместье, называлась Коппид Холл. После матча хозяйка дома устраивала небольшой прием. Иногда я помогала, но это было напряженно. Семья относилась ко мне либерально, понимая, что я из другого мира.

— Все-таки иногда надо было следовать этикету?

— Конечно. Например, когда в большом доме проходил прием по случаю нашей свадьбы, мы с Робином простояли все время у дверей – надо было приветствовать гостей, а потом с ними прощаться. Но никаких реверансов мне, конечно, не приходилось делать. 

— А какие-то фамильные драгоценности тебе передавались?

— Конечно, только они лежат в банковской ячейке, и действующая леди может ими пользоваться. Но так вышло, что я ни разу даже не заглянула в эту ячейку. Мне не с чем было носить бриллиантовое колье.

— А ты получила какой-то титул?  

— Если ты жена лорда, автоматически становишься леди. Титул леди Филлимор за мной сохранился даже после смерти мужа. У нас не было детей, но, если бы был сын, он унаследовал бы титул и имение после смерти отца. В нашем случае, все перешло двоюродному брату Робина. В Англии принято наследование по мужской линии, но в монаршей семье бывает и по-другому, как мы знаем!

— Одна из обид Меган, высказанных в интервью, в том, что их с Гарри сын – Арчи не получил титул.

— Он стал бы принцем, когда его дедушка Чарльз взошел бы на престол. В 2012 году королева внесла изменения в закон о наследовании титула принца отпрысками детей наследного принца. Принцами автоматически стали дети Уильяма, старшего сына Чарльза. Меган запуталась в некоторых вопросах, в частности, с охраной своего сына. Охраной занимается Скотланд-Ярд, который, вероятно, не в состоянии уследить за ребенком, находящимся с родителями в Калифорнии. Такого прецедента еще не было. Я понимаю бедняжку Меган, возможно, она, действительно, опасалась за безопасность, потому что тема не раз возникает в интервью.

— Ее жизнь в королевской семье стала тяжелым разочарованием…

— Меган оказалась не подготовлена. Я недавно написала в шутку, что должны быть курсы для принцесс. Меган – человек другой культуры. В отличие от нее, я представляла, что такое жизнь в Англии, благодаря книгам и рассказам моей бабушки-англичанки. Думаю, Меган немножко ограниченная, как американские актрисы такого типа. На мой взгляд, она не меркантильная. Может быть, по наивности ей казалось, что жизнь принцессы – это тоже кино, в котором она сыграет главную роль, но не получилось. Просчет кастинг-директора (Смеется).

— Но самая серьезная и болезненная для дворца претензия Меган – обвинение в расизме.

— Мы вчера говорили эту тему с моим сыном, и он сказал, что, если бы женился на чернокожей женщине, мы бы с ним обсуждали, каким будет ребенок. Это естественное любопытство, не более. 

Но у Меган обостренное чувство, наверное, она в жизни получала такие сигналы. Эти слова ей передал Гарри, и не совсем понятно, зачем он это сделал. Мы не знаем, в каком контексте это было сказано. Возможно, речь идет о шутке, которая вполне в духе герцога Эдинбургского, Филиппа, супруга королевы. Он немножко солдафонского типа. Правда, Гарри подчеркнул, что реплика исходила не от королевы и не от принца Филиппа. Не случайно Букингемский дворец сделал заявление, что воспоминания разнятся. Конечно, все зависит от смысла, который вкладывался, от интонации.

— Но она права в одном – семья ее не приняла…

— Конечно, она была чужой. Мне казалось – здорово, что влилась и эта кровь. Все европейские монархи с Виндзорами в родстве. Но Меган не поняла, куда она попала. Ее удивило, что надо реверансы делать. Надо было сначала погуглить, как сказала Опра. Она не поняла, что быть членом королевской семьи – тяжелая работы, в которой нет ничего веселого.

— Многие увидели в этом интервью, что Меган проводит какие-то параллели между собой и леди Ди…

 — Гарри очень обожжен историей с мамой. Они вместе с Уильямом говорили, как сильно это на них отразилось, но старший брат как-то справился, а для Гарри драма Дианы –  незажившая рана. Возможно, он заразил этим Меган. Не исключено, что она, сознательно или подсознательно  надавливала на его больное место. Гарри легко манипулировать.    

— Как ты думаешь, какова цель этого интервью?

— На мой взгляд, чтобы поставить точку во всей этой истории, дать свою версию событий. Я читала на днях в желтой прессе, что королева готовится к звонку, и у них с принцем Гарри будет телефонный разговор. Королевское заявление выдержано в дипломатическом тоне. Дверь не захлопнута, но этот эпизод закончен.   

Источник: www.mk.ru

НОВОЕ НА САЙТЕ

ЭТО МОЖЕТ ВАС ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ